Перейти к содержимому


Фотография

Эту страну не победить


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 8

#1 Темур

Темур

    Архат

  • Пользователи
  • 1 227 сообщений
  • Gender:Male
  • Location:Москва

Отправлено 12 Июнь 2016 - 19:40


Испанская военная слава фактически закончилась к середине 17в., и обьяснений этому много. «Заклепочники» говорят об устаревшей тактике, архаичном вооружении (избыток пик, недостаток мушкетов), и т.д. Другие (например, Ф.Леон в «Дороге к Рокруа») видят причину в изнеженности и эгоизме испанских дворян, общем упадке империи. Эти вечные поиски виноватых - печальное зрелище. Лучше уж посмотреть на тех, чья звезда, наоборот, тогда взошла, и кого не заподозришь в косности и легкомыслии - на прославленную кромвелевскую «армию новой модели».

Английскую эскадру, отплывшую в декабре 1654г. в Вест-Индию, газеты не зря называли «нашей Непобедимой Армадой». На борту был десант: 5 сводных пехотных полков, полк спешенных моряков и отдельные команды. К ним позже добавились около 4000 ополченцев Барбадоса и Сент-Китса, привычных к карибскому климату. Всего где-то 9500 человек, командовал ими генерал Р.Венэйблс, прекрасно отвоевавший в Ирландии. Плюс 35 боевых кораблей с их артиллерией и экипажами, не считая малых судов. Сила!

Соответственно, планы были грандиозные. В инструкциях командиру Кромвель предлагал цели для захвата: Испаньола, Куба, Пуэрто-Рико и Картахена с побережьем. Серьезных трудностей лорд-протектор нигде не ожидал, а Испаньолу вообще считал самой легкой добычей. И в самом деле - белое население там (вместе с женщинами) едва ли превышало 2 тыс. человек. Даже будь они все героями, что могли бы они противопоставить такой силе?
Тем более, героев уже и в Испании было негусто, а в Новом Свете все обстояло совсем плохо. Как едко заметил участник похода Г.Вислер: «..испанцы тут сгнили от сифилиса и так ленивы, что помрут, если пройдут 2 мили.» (здесь и далее цитаты из его дневника). Ничто не могло помешать пуританам исполнить их великую миссию.

По пути к великой миссии пришлось помучиться. Высадившись в 30 милях к западу от Санто-Доминго, они 4 дня пробирались через джунгли по узким дорогам. Жара, воды не хватало (фляжек не было), и солдаты рвали с деревьев апельсины, с понятным результатом («..их сердца переселились из их дублетов в штаны...»).

Когда, наконец, 17 апреля появился противник, он произвел аналогичный эффект. Будь это красивый строй «донов» в блестящих кирасах, англичане, вероятно, легко бы их рассеяли. Вместо этого из леса на них ринулись забойщики скота.
«..Это бродяги, которых в Испании вместо виселицы король посылает сюда. Их называют забойщиками коров (cow-killers), поскольку это их ремесло, забивать скот для шкур и жира». Испанцев с богатой биографией сопровождали их рабы и помощники, в основном негры и мулаты. Вооружены забойщики были короткими пиками. Учить их владению пикой не требовалось - они работали с похожим инструментом ежедневно, подрезая сухожилия одичавшим быкам.

Прикрепленный файл  0_147731_e1cca25d_orig.jpg   37,03К   1 Количество загрузок:

Такой способ забоя характерен для испанских колоний. На картине Э.Видаля «Работа с рогатым скотом» (1817) изображены их аргентинские коллеги. У всадника справа в руке "desjarretadera" - пика с клинком в виде полумесяца для подрезки сухожилий.

«..Их пики - ужасное оружие, они очень остры, а клинок такой широкий, что делает в теле большую дыру, и человек испускает дух немедленно. ...Римский Папа дает им отпущение грехов, поэтому они дерутся с большой уверенностью. Если в них стреляешь, они падают на правое колено, а после выстрела бросаются на тебя, как бешеные». Испанские источники зовут этих людей просто «лансеры», lanceros. Они могли действовать и верхом, но для боев в лесу спешились.

Лансеров было менее 300, но впечатление они произвели сильное. Английские forlorn hope (застрельщики) в количестве 500 чел. понесли большие потери и побежали, следующий полк был также отброшен, а сам Венэйблс едва спасся, «весьма благородно спрятавшись за дерево». Затем забойщики укрылись в маленьком кирпичном форте, штурмовать который англичане не решились.
Такого болезненного удара от горстки испанцев никто не ожидал. Это сильно подорвало дух солдат, и без того измученных жарой и жаждой. Кроме того, требовались орудия и штурмовые лестницы, поэтому Венэйблс взял тайм-аут.
С уважением, Темур.

Сяо кань то бу гай (кит.)
Мало видивший много удивляется.

#2 Темур

Темур

    Архат

  • Пользователи
  • 1 227 сообщений
  • Gender:Male
  • Location:Москва

Отправлено 12 Июнь 2016 - 20:17

изготовив лестницы и взяв артиллерию (мортира и 2 небольших дрейка) англичане начали вторую попытку. Проводник взялся провести их в обход прямо к северной стороне города, но для этого все равно надо было пройти рядом с фортом. Что случилось дальше, хорошо рассказывает «Краткий дневник последних событий английской армии в Вест-Индии» (1655), подписанный "очевидец I.S.".

«На следующий день перед полуднем они приблизились к форту, но с худшим результатом, чем раньше. Ибо враг, снова атаковав застрельщиков, разбил их и погнал к полку Венэйблса, и разбил этот полк тоже, убивая множество солдат в спину, сколько их там было. Генерал-майор Хэйнс, находившийся в авангарде, был позорно покинут солдатами, несмотря на его мольбы, чтобы хоть 10 осталось с ним. Но такова была их трусость и низость, что никто не остался, после чего он дорого продал свою жизнь, как подобает хорошему солдату. Слишком хорошему для этой безбожной армии.

Испанцы развивали свой успех, производя такую резню, какую только могли, без малейшего сопротивления. Почти половина армии бежала перед ними, к великому удивлению и унынию остальных полков, еще не подошедших. Некоторые испанцы, у которых сломались пики, продолжали преследование, нанося удары древком, ...а затем, наконец, утомленные убийством, и не в состоянии идти дальше (как работник, после тяжелого дня идущий отдыхать), они вернулись в город, неся с собой 7 английских знамен.
На месте было убито не менее 600 человек, и еще около 200 заползло в кусты, где их позже прикончили негры и мулаты. Около 300 было ранено, многие неизлечимо, большинство в спину. Что же до тех, кто причинил весь этот урон, то их число не превышало 50.»

Это уже перебор, испанские отчеты называют цифру в 160 лансеров, что подтверждают и англичане. К тому же автор - явный «заклепочник» :
"Манера боя испанцев была такая: после мушкетного залпа из леса (с помощью негров и мулатов) они с крайней отвагой бросились вперед и атаковали острыми пиками, которые, направленные сильными руками, не встретили большого сопротивления от множества слабых людей, измученных жарой и жаждой. Другие недостатки: разница между английской и испанской пикой. Наша слишком длинная и несбалансированная (top-heavy), и с ней нельзя управляться (особенно в лесу и в тесноте) так ловко, как с испанской, которая длиной всего 3/4 от английской. А наши полупики слишком коротки. Также испанцы с постоянной практикой более опытны во владении пикой, чем англичане, которые (даже старые солдаты) никогда ей не пользовались, кроме как против кавалерии. Но больше всего в этом видна рука Господа, вселившего в их сердца такой ужас, что они были обречены."

Несмотря на потери, англичане оставались намного сильнее противника, и Венэйблс пытался продолжать бой. Но страх всех так парализовал, что, по словам генерала, ни один солдат не соглашался даже подтащить мортиру ближе к форту, откуда по ним теперь били испанские орудия, «снося 8-9 человек каждым выстрелом». Пришлось сжечь лафет мортиры, закопать бомбы и отступать.
Деморализация была полная, что и подтверждает другой участник: «...противник нас не преследовал. Вся армия, кроме арьергарда, отходила в совершенном беспорядке, желая добраться до воды. Дойдя до реки, все упали и стали пить, многие чрезмерно. А поскольку они ничего не ели (ибо бросили свои продукты, а также оружие и инструменты во время разгрома), то у них внезапно начался понос. И пока 1500 человек так пили, к ним подошли двое наших собственных негров, чтобы тоже напиться. Увидев их, кто-то крикнул «Враги!», после чего все немедленно бросили оружие и побежали, а некоторые прыгнули в воду, так что трое утонуло.»

Собственно, на этом и закончились боевые действия. Но не мучения англичан. Ожидая погрузки на корабли, люди умирали от дизентерии, страдали от голода и жажды. При этом вокруг паслись стада бесхозных коров, но запуганные солдаты предпочитали есть собак, лишь бы не покидать лагерь. Страх был обоснован - поблизости действительно бродили негры, вырезая неосторожных. Всюду мерещился враг, и все были издерганы ложными тревогами. Шорох ползущих лесных крабов они принимали за стук деревянных зарядцев на бандольере мушкетера, а светлячков - за зажженные мушкетные фитили. Каждый раз часовые открывали огонь, и «многие забегали глубоко в море... а другие бросались в лес, боясь забойщиков и негров» (Г.Вислер). Наконец, 4 мая англичане покинули остров, за три недели потеряв, по своим оценкам, 1000 - 1700 человек и 2-3 тысячи мушкетов.

Что касается лансеров Испаньолы, им еще предстояло немало работы. Наступала эпоха флибустьерского беспредела, время Моргана и Л'Олонэ. Репутация испанских солдат Нового Света упала ниже некуда (и заслуженно), но к забойщикам это не относилось. Они составили основу милиции Санто-Доминго, знаменитых Las Cincuentenas («Пятидесятки», полуроты). Несмотря на примитивное вооружение (те самые пики), «Пятидесятки» много лет успешно противостояли буканьерам, обвешанным всевозможным огнестрелом.

В конце концов это вылилось в «битву Лимонадной долины» 21 янв. 1691г. В Европе шла война Аугсбургской Лиги, и Пьер-Поль де Кюсси, губернатор Тортуги и французской Испаньолы, решил отличиться. Собрав сильный отряд (около 1000 человек, в основном буканьеров), он попытался захватить испанскую часть острова. Испанцы набрали примерно столько же, но в вооружении сильно уступали - лишь четверть имела мушкеты, остальные только пики и мачете.

Вначале исход боя был сомнителен. Французы, используя преимущество в огнестреле, начали обходить испанские фланги, вооруженные лишь холодняком. Но затем из засады их атаковал небольшой отряд лансеров и, несмотря на мушкетно-пистолетный огонь, перепоказал свое выступление 1655 года. Было вырезано около 320 французов (включая все командование), остальные разбежались.

http://satchel17.liv....com/45762.html
С уважением, Темур.

Сяо кань то бу гай (кит.)
Мало видивший много удивляется.

#3 Темур

Темур

    Архат

  • Пользователи
  • 1 227 сообщений
  • Gender:Male
  • Location:Москва

Отправлено 27 Август 2016 - 10:17

ИСПАНСКИЕ ЦИВИЛИЗАТОРЫ В ЧИЛИ

Часто встречаю дискуссии о «попаданцах». Дескать, что было бы, попади обычный человек в условия чужой, менее развитой цивилизации, удивил бы всех знаниями или пропал бы.

Экспедиция Педро де Вальдивия в Чили, 1541г. Основан город Сантьяго, 150 испанцев обьявили себя хозяевами большой страны, у индейцев другая точка зрения. Спешно нужны подкрепления, привлечь их можно только золотом. Вальдивия покоряет несколько племен, заставляет их вождей указать месторождения золота. Начинается разработка, индейцы используются как чернорабочие, испанцы из подручного материала изготавливают приборы и инструменты, разрабатывают шахты, прокладывают штольни, добывают породу, выплавляют золото, как будто горно-металлургический институт заканчивали.

Теперь золото надо доставить в Перу для вербовки солдат. На берегу океана,в Конконе они валят лес, делают доски, куют гвозди, топят смолу, гнут шпангоуты, шьют паруса-и строят корабль океанского класса, будто всю жизнь провели мастерами и инженерами на верфях. (Если кому-то это кажется невероятным, стоит вспомнить, что буквально в то же самое время Франсиско де Орельяна и кучка его спутников умирают с голода в затерянных джунглях Амазонки. И, чтобы спастись, делают вещь покруче: строят подобный корабль прямо там, в джунглях, вообще чуть не голыми руками. А затем плывут на нем через пол-континента. Матросы, штурманы нужны? Не вопрос!).

Все это на фоне обычных мелких стычек с индейцами. Но тут в Перу фракция Альмагро-младшего начинает гражданскую войну, вести долетают до индейцев Чили. Почуяв слабость испанцев, индейцы делают ход конем. Собирают большие силы, внезапно нападают, сжигают уже готовый корабль и убивают 13 испанцев. Вальдивия с большей частью отряда выезжает из города для ответной атаки, в его отсутствие основные силы индейцев штурмуют Сантьяго. 50 испанцев, без всяких укреплений, весь день дерутся на улицах против 10 тыс. индейцев, валят их сотнями. Бой отчаянный, у одного солдата после боя пику пришлось вырезать из ладоней-пальцы не разжимались. Штурм отбит с огромными потерями индейцев, у испанцев 2 убитых, ранены все.

Но главное-город полностью уничтожен. Сожжены все дома, имущество, продукты, и др. Из письма Вальдивии Карлу V: “У нас оставалась лишь одежда, что была на нас, оружие, бывшее в руках, 2 свиньи, хряк, курица, петух и 2 горсти зерна». Вокруг-огромная, враждебная страна с непроходимыми горами и суровым климатом. Ситуэйшн.

До прибытия помощи пройдет 2 года. 2 горсти зерна будут засеяны и дадут урожай, который уже даст семена для нормального сева. Свиньи и куры размножатся и превратятся в солидную ферму. Одежду будут шить из шкур. Животноводы, агрономы нужны? Без проблем! Индейцы будут частично разбиты, частично убеждены сохранять мир. Колония выживет и встретит помощь такой же сильной, как раньше, и с солидным запасом золота.

Но это еще в будущем, а сейчас нужно доставить золото в Перу, позарез нужна помощь: люди, оружие, инструменты и др. Корабль больше строить не рискуют: побережье далеко (около 100км.) от Сантьяго, работы теперь трудно защитить. Надо идти по суше. Выделяют 6 человек, больше послать нельзя, бойцы нужны здесь. Эти шестеро должны пройти с грузом золота 2500 км. через Анды, реки, пустыню Атакама, сквозь враждебные племена, через охваченные гражданской войной территории. Всего и делов. Чтобы уменьшить вес поклажи, принимается решение: везти золото в утилитарном виде. Из золота делают рукоятки их шпаг, стремена и шпоры. 6 оборванных авантюристов едят из золотых мисок и пьют из золотых чаш. Все это изготовлено колонистами-они и кузнецы, и ювелиры. Путь этих солдат в Перу был чистым триллером,занял 8 месяцев, дошли двое.

В самом Перу тем временем тоже не скучно, идет война. Диего де Альмагро-младший борется за власть, создает свою армию. К нему присоединяется капитан Педро де Кандия (один из «Славных 13»), грек-артиллерист. Артиллеристы тогда умели не только стрелять. Он со своими земляками плавит все металлическое, что есть вокруг, и выплавляет 17 отличных орудий, в т.ч. 8 тяжелых («сделали бы честь крепости Бургоса»). Аркебузы-и говорить нечего, в гражданских войнах Перу их все стороны клепали сотнями. В окрестностях Куско есть месторождения селитры, альмагристы налаживают ее добычу и производство пороха. Что, химики требуются? Легко!

Железо, сталь-головная боль всех конкистадоров. Золота/серебра кругом дофига, железа днем с огнем не найдешь. Повстанцы экспериментируют со сплавами, используют сплав серебра и меди, очень прочный и ковкий. Из этого они изготавливают шлемы и доспехи в массовом порядке. В результате к битве при Чупас (Педро де Кандия там трагически погибнет) альмагристы приходят хорошо вооруженные, с солидным арт.парком, большим запасом боеприпасов, и поголовно одоспешенные. Большинство кавалерии носило полный доспех-вещь в Новом Свете редкая! Участник: «Мы были поражены видом повстанцев, их прекрасным снаряжением и сверкающими доспехами-в Милане не смогли бы сделать лучших!»

Так что попаданцы разные бывают-у некоторых совсем неплохо получалось.

Прикрепленный файл  zsf-d05fEGI.jpg   116,98К   1 Количество загрузок:
С уважением, Темур.

Сяо кань то бу гай (кит.)
Мало видивший много удивляется.

#4 Темур

Темур

    Архат

  • Пользователи
  • 1 227 сообщений
  • Gender:Male
  • Location:Москва

Отправлено 30 Август 2016 - 21:20

ХОД СЛОНОМ

Кони, конечно, очень помогли испанцам в завоевании Нового Света. Со временем индейцы привыкли и сами сели на коней, но вначале у испанцев был приличный козырь: противник часто не понимал, что это за зверь такой и как с ним бороться.
Но Бог не фраер - он правду видит! Попав в конце 16в. в Азию, испанцы сами оказались в подобном положении, столкнувшись с боевыми слонами - животными куда более сильными и универсальными.

Зачем туда пришли испанцы, обьяснить непросто. Дальше расширять империю не было смысла, уже не справлялись и с тем, что имели. В 1586 Филипп II писал Папе : «У меня нет причин желать новых земель. Бог дал мне их столько, что мне довольно.» Время конкистадоров прошло.

Но на Филиппинах сохранился заповедник людей, опоздавших родиться лет на 70. Эта колония сама держалась на волоске - от своих далеко, сообщение плохое, финансы плачевные. Бунты, пиратство, набеги мусульман с юга, угрожают Китай и Япония, подбираются голландцы. В Совете Индий многие предлагали вообще уйти с архипелага. А колонисты (которых в Маниле было порой не больше 500) тем временем строили безумные планы завоевать то Китай, то Японию, то всех мусульман Азии. И характеры тут появлялись своеобразные.

Блас Руис де Эрнан Гонсалес в свои 25 лет успел побывать в плену в Тямпе (Вьетнам), сбежать оттуда в Камбоджу, повоевать в армии Камбоджи против сиамцев. Снова попав в плен, летом 1594 он был отправлен на судне под конвоем в Сиам.
После чего, по свидетельству А.Морги:"в Манилу прибыла большая джонка, где были испанец Блас Руис и 2 португальца. Сиамцы отправили их вместе с другими камбоджийскими рабами и ценной добычей, с охраной и китайским экипажем. В море эти трое, с помощью китайцев, перебили сиамских солдат и захватили судно. Затем у них начались раздоры с китайцами из-за дележа добычи. Они перебили большинство китайцев и привели судно в Манилу, где поделили добычу между собой."

Теперь Руис имел деньги для следующего раунда - Камбоджа как раз переживала смуту. Руис и португалец Диого Велозу навербовали на Филиппинах отряд (130 испанцев, несколько десятков японцев и туземцев). В марте 1596г. они прибыли в Пномпень, надеясь поучаствовать в разборках на стороне короля. Но в Камбодже тем временем сменилась власть. Новый король Анакапаран (Рама Прей) таким союзникам был не слишком рад, китайская община города- еще меньше.

Вскоре бытовые конфликты с китайцами привели к настоящему сражению. Китайцы атаковали, «вооруженные катанами, которые как тесаки, и лангинатами, которые как большие ножи на древке. Но наши пули доставали дальше, и многие из них упали, остальные побежали.» (Д.Адуарте). Испанцы добили часть бегущих, прогнали остальных и захватили их суда. Не лучшее начало сотрудничества.
Руис с Велозу, взяв 40-60 чел.(остальные охраняли корабли) отправились к королю с извинениями, надеясь замять инцидент. На лодках они прибыли к городу Систор (Срей Сантор), где находился дворец. Остановившись в километре от города, стали ждать аудиенции.

Отболтаться не вышло. Анакапаран их не принял, передав через посредника приказ вернуть китайские суда. Их лодки отобрали, оставив лишь посыльный баркас. Испанцы восприняли это как попытку лишить их средств отхода, чтобы затем уничтожить. Дальнейшее хорошо описал священник отряда Д. Адуарте в своей «Истории доминиканского ордена на Филиппинах, в Японии и Китае».

«...мы решили, что королю нельзя доверять, он хочет убить нас. И ждет только дождливого дня, когда наш порох отсыреет. Большинство считало, что нужно ночью напасть на дворец, захватить в заложники короля или его семью, и, прикрываясь ими, отступить к кораблям. Все согласились, что туземцы смелы только со слабыми. Отступать, не совершив ничего - значит, показать им нашу слабость, а это верная смерть.» Так что извиняться Руис решил в своем стиле.

В 2 часа ночи испанский баркас тихо подошел по Меконгу к городу и высадил первую группу. Чтобы перевезти весь отряд, пришлось сделать несколько рейсов - баркас был мал. На нем оставили 6 человек: когда начнется стрельба, они должны захватить несколько кхмерских лодок и быть готовыми к эвакуации отряда. Адуарте: «Я хотел остаться на баркасе с охраной, чтобы не принимать участия в кровопролитии. Но, решив, что там буду полезнее, пошел со всеми, одетый и вооруженный, как они». После высадки пришлось пересечь по мосту еще одну реку. «Нас услышали, поднялся шум, но, раньше чем жители поняли, что происходит, мы подступили к дворцу. Он был деревянный, но очень большой, окружить его не хватало людей. Мы выбили двери и ворвались во дворец, но дверей было много, и обитатели успели выбежать через другие.»

В темноте и неразберихе вокруг дворца пошел хаотический бой, где слоны впервые вышли на сцену. «Чтобы видеть друг друга, мы зажгли костры, и один из них спас мне жизнь. Меня сзади атаковал туземец верхом на слоне, на шум я успел только обернуться, но слон испугался костра передо мной, повернулся и убежал.» Захватить заложников не вышло, расчет на трусость кхмеров не оправдался. Кучка авантюристов была окружена тысячами разьяренных воинов и жителей, собиравшихся оторвать им головы - или затоптать слонами.

Кругом царил полный беспорядок, дворец горел, и от многочисленного противника испанцев спасала только темнота. Адуарте: «Они могли бы нас похоронить, бросив каждый по горсти земли. Я желал, чтобы солнце не всходило, но Господь не сотворил чуда для нас, недостойных.» Рассвело, и стало понятно, что им конец. Испанцы были блокированы на небольшой улице, противник засыпал их стрелами.

Несмотря на узость улицы, без слона и тут не обошлось, но в другой функции - король Анакапаран, сидя на нем, руководил атакой, используя животное как командно-наблюдательный пункт. Кхмеры пошли в рукопашную с мечами и щитами, «потеряв страх перед аркебузами, хотя и наступали зигзагами, чтобы сбить прицел.» Руис с дюжиной японцев бросился им навстречу и остановил, зарубив их командира алебардой. Тем временем какой-то испанский стрелок снял короля - слон зигзагами не ходит. Пуля прошла насквозь, был ранен и солдат, сидевший на том же слоне за ним (Анакапаран умер через 2 часа). Атака захлебнулась.

Пользуясь временным смятением врага, отряд вышел из ловушки и двинулся к своему баркасу. Но, дойдя до первой реки, остановились - кхмеры разрушили мост. До баркаса не добраться. Выход один- идти к кораблям пешком, делая большой крюк вокруг озера. Всего-то около 35-40 км.

Построившись в колонну из 3 частей и назначив командиров, испанцы вышли из города, отбивая атаки со всех сторон. «Они легко нас опережали и забегали вперед, так как мы были в тяжелых доспехах. И если бы каждый не заботился о товарище, все бы погибли». Хуже всего было в арьегарде - солдаты отступали лицом к противнику, пятясь назад и ведя огонь из аркебуз. Уставших и раненых сразу заменяли другие, поэтому за 14 часов непрерывного боя удалось избежать перегрева стволов.
Кхмеры шли сзади полумесяцем и осыпали их стрелами, целясь по незащищенным ногам, и ранили многих. Но в ближний бой не лезли, хотя «у них было много слонов, и, когда в одного из них попадала пуля, надо видеть, какие разрушения он производил среди своих, и погонщик не мог его удержать.» Идти на слонах в таранную атаку кхмерам явно расхотелось.

«Мы двигались медленно, чтобы сражающийся арьегард не отставал, и поскольку мы несли раненых. Мы не могли их бросить не только из милосердия. Оставь мы их, туземцы сразу отрезали бы им головы, а это придало бы им смелости, чтобы покончить с нами.»

Люди были вымотаны - столько воевать под палящим тропическим солнцем без еды (в ночной налет собирались налегке, продукты не брали). Но больше мучила жажда - к счастью, по дороге попадались лужи со стоялой дождевой водой. «Хотя там было больше грязи, чем воды, я никогда не пил ничего вкуснее.»

К 4 вечера отряд остановился: путь преграждала излучина Меконга. Переправиться не на чем, противник прижимает к воде. Зловредные слоны опять отметились в новом качестве - амфибийном. Часть кхмеров, обогнав отряд, переправилась через реку на слонах, и уже заняла позицию на другом берегу. Стало ясно, почему противник не шел в рукопашную.«Они нас привели сюда, как быков на бойню, чтобы убить безопасно.» Пошел ливень - огнестрел стал бесполезен, и кхмеры начали строиться для атаки. Стоя спиной к реке, испанцы пытались прикрыть замки аркебуз от дождя и ожидали, что «через полчаса нас нарежут на ломти, ибо их обычай - взять часть трупа врага, а их тут столько, что каждому достанется от нас лишь кусочек.» К счастью, дождь прекратился, стемнело, и атака не состоялась.

Все понимали, что это лишь отсрочка - утром пендык. Обследовав в темноте реку, обнаружили брод, но река широкая, а на другом берегу ждет противник со слонами: драться придется на оба фронта.

Ночью в полной тишине построились и вошли в реку, неся раненых. Идти тяжело: дно покрыто толстым слоем ила, доходившим до колена. Некоторые шли босиком, чтобы легче вытаскивать из ила ноги.
Прикрывать переправу остались 6 стрелков. Чтобы не поняли, как их мало, они зажгли много аркебузных фитилей, привязав их к кустам. Кхмеры сзади все же что-то услышали и двинулись вперед, но стрелки встретили их огнем, используя разные фитили по очереди. Кхмеры остановились, и прикрытие ушло за всеми, оставив фитили горящими в кустах - это позволило надолго задержать противника.

Но стрельба явно насторожила кхмеров на другом берегу, теперь там были готовы к встрече. Часть авангарда замешкалась было, опасаясь, что слоны затопчут их в воде. Сзади была верная смерть, и пошли вперед, подняв оружие над головой. В середине Меконга вода была некоторым по шею, но и из реки испанцы открыли огонь. Если верить Адуарте, после первого залпа многие умудрились перезарядить, держа аркебузу и пороховницу над водой, и выстрелить еще раз. Огнем они очистили небольшой участок берега, и авангард, захватив его, обеспечил переправу всего отряда. Потерь не было.

Не останавливаясь, двинулись дальше. Под утро по дороге попались фруктовые деревья, и они поели впервые за день и 2 ночи. Силы кончались, и шли медленно: многие были ранены стрелами в ноги, но тащили на плечах совсем неходячих. К счастью, кхмеры ночью не двигались, ожидая рассвета, и это дало испанцам хорошую фору.

Снова выйдя к Меконгу километрах в 10 от стоянки судов, они нашли лодку и отправили на ней 3 раненых, чтобы те передали кораблям срочно идти навстречу отряду. К 10 утра кхмеры догнали их и начали атаку, но испанцы повалили несколько деревьев и заняли оборону за этим завалом. Наскоком завал было не взять, а кхмеры в преследовании растеряли весь порядок. Пока противник ждал своих отставших и старался организоваться для штурма, прибыли корабли и огнем пушек прикрыли эвакуацию отряда. Всего потери Руиса составили 3 человека.

Впереди было многое - путешествие в незнакомый европейцам Лаос, откуда они привезут своего ставленника, молодого Праункара (Барома Рача), и возведут его на камбоджийский трон. Бои, заговоры, победы и сумасшедшее время, когда, по словам миссионера Хуана Побре, «22 испанца и столько же японцев были хозяевами Камбоджи». И неизбежный финал- неудачные попытки получить помощь испанской короны, гибель Руиса и Велозу во время мусульманского мятежа, убийство Праункара и крах всех их замыслов. Предания о них жили в устной традиции Камбоджи вплоть до середины 19 века.

Все еще только начиналось, но слонами их было уже не напугать. В мирное время испанцы вечно грызлись между собой, но в бою умели стоять друг за друга, а это куда круче любых экзотических животных.

Прикрепленный файл  mECFSqj-i-0.jpg   37,25К   0 Количество загрузок:
С уважением, Темур.

Сяо кань то бу гай (кит.)
Мало видивший много удивляется.

#5 Темур

Темур

    Архат

  • Пользователи
  • 1 227 сообщений
  • Gender:Male
  • Location:Москва

Отправлено 20 Сентябрь 2016 - 16:00

Португальцы и испанцы ценили японцев гораздо выше, чем прочих азиатов. Воинственность, презрение к смерти, забота о чести - достойные качества, с точки зрения идальго. Правда, у этих добродетелей была и обратная сторона. «Японцы высокого мнения о себе, поскольку думают, что никто не может сравниться с ними в храбрости и владении оружием, и они смотрят свысока на всех чужеземцев. ...Они очень вежливы друг с другом, но презирают всех остальных.» («Письма» Ф.Хавьера).
Горячих южан впечатлял и самоконтроль самураев, их невозмутимость перед боем. «Они сдержанны в эмоциях и никогда их не показывают...Даже если двое - смертельные враги, они улыбаются друг другу и соблюдают все правила вежливости. И, улучив момент, выхватывают свои тяжелые мечи, острые как бритва, и убивают врага с первого-второго удара.» (Алессандро Валиньяно, «Жизнь святого Франсиско Хавьера»).

Капитан Андре Пессоа, приведший в Нагасаки нао «Мадре де Деуш», знал это все по личному опыту. В 1606 он командовал бастионом во время обороны Малакки, где японские наемники были главной ударной силой португальцев во всех вылазках. А в 1608 увидел и обратную сторону. «Мадре де Деуш» тогда находился на стоянке в Макао, и Пессоа (как капитан «Черного корабля»), был высшим должностным лицом в городе.

Экипаж стоявшего в порту японского судна устроил бесчинства и драки, португальский судья был ранен, несколько его людей убито. Начались вооруженные столкновения. Пессоа пришлось штурмом брать дома, где засели японские матросы. Около 30 из них погибло в ходе боев, а одного он повесил. Неосторожный шаг - владельцем их корабля был дайме Арима Харунобу. Когда в июле 1609 нао наконец прибыл в Нагасаки, Арима уже ждал его с нетерпением.

Несколько месяцев Пессоа пытался погасить конфликт, уверяя в законности своих действий. Его груз (в основном китайский шелк) был важен для сегуна. Т.е. была надежда, что жадность перевесит, однако в начале января 1610г. сегун все же дал Ариме разрешение на силовую акцию. Как назло, стоял штиль и выйти из гавани нао не мог, но сдаваться Пессоа не собирался.

«Мадре де Деуш» был огромным, неповоротливым грузовым судном, и на 900т. - всего 14 пушек. Все же японцы понимали, что в светлое время шансов у них нет, перетопят. Три ночи подряд самураи атаковали корабль на десятках лодок, набитых мушкетерами и лучниками. Португальцы подпускали их поближе и расстреливали бортовыми залпами, сопровождая пушечный огонь издевательской игрой на флейтах. Провалилась и атака брандеров, и попытка ныряльщиков перерезать якорный канат.

Наконец, вечером 6 января японцы предприняли последнюю попытку. Десант значительно усилили (до 2-3 тыс. человек). Кроме лодок со стрелками, появился хай-тек - деревянная плавучая башня с мушкетерами, установленная на 2 связанных джонках. Чтобы избежать огня бортовых орудий, джонки с башней зашли со стороны кормы, где у португальцев была лишь одна пушка (вторую перетащили на нос, защищать якорный канат). Под прикрытием огня из башни некоторые лодки смогли подойти к нао и начать абордаж.
Первых высадившихся японцев перерезали. По словам испанского купца Б. де Авила Хирона, Пессоа лично зарубил двоих. Но затем вспыхнул порох на палубе (возможно, от ручной гранаты, выпавшей из рук португальского матроса). Тушить некому - людей мало, большая часть команды не успела вернуться на борт до начала боев. Судно охватил пожар. Увидев, что все пропало, Пессоа запалил пороховой погреб. Взрыв отправил на дно и судно, и защитников с нападавшими, и, самое обидное, груз шелка и серебра на огромную сумму.

Поступок вполне в самурайском духе. Память о нем жила в Нагасаки долго, со временем обрастая фантастическими деталями. Э.Кемпфер в «Истории Японии» дает описание боя со слов местных (сам он был в Нагасаки в 1690). «Мадре де Деуш» к тому времени превратился у них в «испанский трехпалубный корабль». Испанцы, сражаясь, отступают вниз, каждый раз взрывая очередную палубу у себя над головой. И так 3 раза подряд, пока не доходят до трюма, где геройски погибают, уложив 3000 врагов. Похоже, «смотреть свысока на всех чужеземцев» Пессоа самураев отучил.

http://satchel17.liv....com/43756.html
С уважением, Темур.

Сяо кань то бу гай (кит.)
Мало видивший много удивляется.

#6 Темур

Темур

    Архат

  • Пользователи
  • 1 227 сообщений
  • Gender:Male
  • Location:Москва

Отправлено 18 Октябрь 2016 - 15:11

Прикрепленный файл  pZPrtkZY25s.jpg   264,67К   0 Количество загрузок:

Начиная с 1570-х японские пираты начали нападать на Филиппины. Цель самая простая – грабеж. Ибо Филиппины были перевалочным пунктом для испанцев, делавших закупки в Китае. Естественно, испанцам эти набеги рано или поздно должны были надоесть. Они и надоели, в 1580-м.
Прежде чем перейдем к делу, надо сказать, что фильмы типа «Семь самураев» или «47 ронинов» можно выкинуть на помойку. Из донесения генерал-губернатора Филиппин Гонсальо Ронкильо де Пеналоса: «Японцы – самые агрессивные соседи в этой округе. У них есть артиллерия, много аркебуз и пик. Они носят железные доспехи, хотя сами их не производят. Практически все закуплено у португальцев».
Тем не менее, как мы помним, испанцы времен Филиппа II были терминаторами, ибо «Пиноккио - марионетка из дерева, а Терминатор железный, - Соль не понял», и для решения японского вопроса на Филлипины был послан Хуан Пабло де Каррион, капитан испанского флота. В июне года 1582 года Каррион с 5 кораблями (1 мелкий галеон «Сан-Йосип», 1 галера «Капитана», 3 зафрахтованных малых судна) прошелся по Южно-Китаскому морю, где потопил 1 пиратский корабль из клана Тай Фусу. Ответ пиратов, сплошь ронинов, не заставил себя ждать. Вскоре 10 сампанов Тай Фусу появились в окрестностях Филиппин. На тот момент у Карриона был 1 мелкий галеон, 1 галера, 5 малых одномачтовых судов.
Гвоздем программы стали 40 закованных в доспехи испанских морпехов с рапирами. Но об этом позже. Пока что в устье реки Кагаян испанские корабли были зажаты и атакованы японскими пиратами-ронинами. У Тай Фусу было более 1000 людей, корейцы, китайцы, японцы, но главной ударной силой было примерно 500-600 японских товарищей, закованных в португальские доспехи, вооруженных аркебузами, пиками и катанами.
Первой была атакована галера «Капитана», окруженная четырьмя сампанами. Каррион, находившийся на галере, приказал сформировать, по типу боев во Фландрии, квадрат из пикинеров (три человека в ширину, пять – в длину, в две линии), внутри которого укрылись мушкетеры. Самураи в фирменном японском стиле ринулись с катанами наголо, и… наткнулись на пики, которые их просто остановили. Попытки перерубить пики катанами реального смысла не имели, хотя ронины сильно пытались. Изредка лес пик раздвигался – мушкетеры в промежутках давали залп – и пики опять сходились. Потеряв человек 20, японцы откатились, и начали обстрел из аркебуз. Однако потерь у испанцев не было – из-за паршивого пороха пули японцев имели низкую начальную скорость и просто расплющивались о доспехи испанцев.
Неизвестно, чем бы это все закончилось – но на веслах подошел «Сан-Йосип», и дал залп, который произвел на двух сампанах жесточайшие убийства и потери. Японцы отошли, а испанцы высадились на берегу, причем несколько испанцев утонуло, ибо с галеры пробовали добраться вплавь, а доспехи были довольно тяжелыми. «Сан-Йосип» же методично расстреливал тех сампаны, которые не смогли уйти и получили повреждения. По испанским данным было уничтожено до 200 пиратов.

К вечеру корабль отошел выше по течению.
Испанцы, высадившиеся на берегу, занялись наземными укреплениями, на которых разместили пушки, снятые с галеры, тогда как японцы получали подкрепления, и к вечеру количество сампанов у Тай Фусу возросло до 18-ти. Далее пошли игры понтов – делегация пиратов под белым флагом подошла к Карриону и попросила возмещения золотом и серебром за убитых, в этом случае обещая не атаковать испанцев. Ответ Карриона стандартен для фландрских дел – если пираты, скованными по двое, придут без оружия сдаваться – возможно он задумается о пощаде некоторых.
И ночью началась эпическая битва – 38 испанцев против 1600 пиратов, из которых 500 ронинов. На первый штурм японцы впереди себя погнали корейцев и китайцев. Цель была проста – вырвать, не считаясь с потерями пики, вкопанные в землю. Но испанцы тоже были не простаки – пики были смазаны салом, что вызвало изрядные неудобства и потери среди пиратов. Тем не менее за два штурма почти все пики были выдернуты, и на третий штурм двинулись закованные в броню ронины.
Несмотря на сильный огонь мушкетов они ворвались в траншеи и началась рукопашная схватка. Оказалось, что катаны совершенно не могут справиться с толедскими доспехами, тогда как рапиры испанцев легко протыкали сочленения в доспехах японцев. Более того – они отлично отрубали незащищенные ноги и головы, в отличие от катан, для которых толстый доспех испанцев который оказался неодолимой преградой.
Через полчаса японцы откатились. Если верить испанским отчетам – в рукопашных боях и схватках японцы потеряли до 70 человек, испанцы – 2.

После этой серии боев на реке Кагаян японские пираты резко снизили нападения на испанские поселения на Филиппинах. Так, в 1586 году военный корабль японского феодала Кюсю атаковал испанский торговый корабль в районе Лусона. Но ему быстро объяснили, что так делать нехорошо. По крайней мере на форты с постоянным гарнизоном пираты-ронины от нападений отказались.

© Сергей Махов
С уважением, Темур.

Сяо кань то бу гай (кит.)
Мало видивший много удивляется.

#7 Темур

Темур

    Архат

  • Пользователи
  • 1 227 сообщений
  • Gender:Male
  • Location:Москва

Отправлено 26 Октябрь 2016 - 20:18

Прикрепленный файл  q6pdI6Hurs8.jpg   110,53К   0 Количество загрузок:
С уважением, Темур.

Сяо кань то бу гай (кит.)
Мало видивший много удивляется.

#8 Темур

Темур

    Архат

  • Пользователи
  • 1 227 сообщений
  • Gender:Male
  • Location:Москва

Отправлено 12 Ноябрь 2016 - 16:44

Битва при Отумбе.

Равнина Отумба, Мексика. 7 июля 1520 года


Битва при Отумбе — одна из ярких побед в кампании испанского конкистадора Эрнана Кортеса по завоеванию империи ацтеков, состоялось 7 июля 1520 года. Впоследствии многие из участников сражения, вспоминая его, считали, что они одержали победу благодаря милости Божьей.

450 израненных, голодных конкистадоров, пробивающихся с боями несколько дней к союзной Тлашкале, встретились на равнине со 20-тысячной (по некоторым оценкам 30-тысячной) армией ацтеков. Практически все испанцы были ранены. Эрнан Кортес получил два ранения в голову из пращи, осуществляя разведывательный рейд. Все 23 лошади были тоже изнурены переходами и почти все ранены. У испанцев не было пушек и пороха. Предстояла рукопашная схватка. На равнине, затопленной массами ацтекских воинов, собрались отборные силы империи ацтеков.

Берналь Диас утверждал, что никто из воевавших там не встречал столь большого войска. На поле присутствовал весь цвет Мехико, Тескоко и других крупных городов ацтеков. Золотые украшения ацтекских вождей, сверкая на солнце, были видны издалека. Военные вожди ацтеков и вдохновляющие их жрецы не могли представить иного результата сражения, чем победа и пленение, с последующим жертвоприношением этих иноземных воинов. Но они не представляли себе и силы удара сомкнутого строя тяжелой кавалерии испанских рыцарей, разогнавшейся по равнине. Всего 23 всадника в сомкнутом строю накатывались, крушили ряды воинов и, возвратившись назад, снова разгонялись и обрушивались на ряды ацтеков, оставляя в них широкую просеку. «Условия местности были весьма выгодны для действий конницы, и наши конные кололи копьями, прорывали ряды врага, кружились вокруг него, внезапно ударяя в тыл, по временам врубаясь в самую гущу. Конечно, все всадники и лошади, как и все наши, были изранены и покрыты кровью, своей и чужой, но натиск наш не ослабевал». По опыту боёв на дамбах в Теночтитлане в Ночь печали, вожди ацтеков не ожидали столь сокрушающей силы ударов. Сомкнутый строй пеших воинов медленно, но неотвратимо наступал, прокладывая дорогу в море ацтекских воинов. По ряду свидетельств испанцев, участников битвы, можно заключить, что они вошли в боевой транс, в котором не чувствовали не только страха, но и усталости. Некоторые воины видели во время боя видения — впереди их отряда по небу скакал Святой Яков и вёл их в бой. Рейды кавалерии, возглавляемой Кортесом, не только крушили сотнями ацтекских воинов, но и раз за разом сокрушали командиров подразделений ацтекской армии. Жрецы же видели, что атаки кавалерии всегда направлялись на блещущих убранством командиров. Стало ясно, что пришельцы не просто убивают всех подряд, а выкашивают командиров. Некоторые жрецы стали покидать поле боя. Всё это лишь приводило в смятение ацтекских воинов, сокрушая их боевой дух. Когда же Кортес сразил главнокомандующего — Сиуаку, началось повальное бегство жрецов и вслед за ними всего ацтекского войска.

Испанские конкистадоры одержали самую блестящую свою победу. Она имела огромные политические последствия. После неё в конкистадорах вновь стали видеть ту силу, которая сокрушит тиранию ацтеков, прекратит чудовищные жертвоприношения, избавит покорённые народы от самой страшной дани — жизнями и сердцами своих близких. К Кортесу возвратились отпавшие было индейские союзники и примкнули новые.

Прикрепленный файл  hAEMrGC8zk8.jpg   69,17К   0 Количество загрузок:
С уважением, Темур.

Сяо кань то бу гай (кит.)
Мало видивший много удивляется.

#9 Темур

Темур

    Архат

  • Пользователи
  • 1 227 сообщений
  • Gender:Male
  • Location:Москва

Отправлено 18 Февраль 2017 - 03:36


"Летчик-истребитель должен быть агрессивным и стойким. Всегда". Такими словами нас приветствовал инструктор по физической подготовке, когда мы собрались вместе в спортивном зале. "Здесь, в Цутиуре, вы должны развить эти свои качества, или вы никогда не станете пилотом ВМФ". И он, не теряя времени, начал предметно показывать нам, как собирается развивать в нас постоянную агрессивность. Инструктор наугад выбрал двух курсантов из группы и приказал им бороться. Победитель покидал ковер.

Его противнику, который проиграл схватку, повезло меньше. Он остался на ковре и должен был вступить в поединок с другим курсантом. Пока он проигрывал, он оставался на ковре, измученный до предела, побитый и помятый. Часто это кончалось серьезными повреждениями. В ином случае ему приходилось бороться по очереди со всеми остальными 69 курсантами нашего класса. Если после окончания 69 поединков он еще мог стоять на ногах, то получал помилование. Но всего лишь на один день. На следующий день он снова должен был бороться с первым противником и так далее. Это продолжалось, пока он не одерживал победу, или его не исключали из школы.

Физическая подготовка в Цутиуре была одной из самых серьезных в японских военных школах. Одним из самых неприятных испытаний был железный шест, на который нас заставляли карабкаться. На вершине шеста мы должны были повиснуть на одной руке. Любой курсант, который не мог провисеть в течение 10 минут, получал сильный удар по заднице и снова отправлялся на шест. В конце обучения те курсанты, которые избежали отчисления, могли провисеть на одной руке от 15 до 20 минут.

Каждый кадровый военнослужащий Императорского Флота должен был уметь плавать. Среди нас было много курсантов, которые выросли в горных районах и вообще никогда не плавали. Методика обучения была предельно простой. Курсанта обвязывали веревкой под мышки и вытаскивали в море, где он мог плыть. Или тонуть. Сегодня, когда мне исполнилось 39 лет, а в теле сидят осколки снарядов, я еще могу проплыть 50 метров за 34 секунды. В летной школе очень многие могли проплыть эту дистанцию менее чем за 30 секунд.

Каждый курсант должен был уметь проплыть под водой по крайней мере 50 метров и оставаться под водой не менее 90 секунд. Средний человек может усилием воли задержать дыхание на 40, пусть даже 50 секунд, но этого считалось мало для японского летчика. Мой собственный рекорд пребывания под водой составил 2 минуты 30 секунд.


Мы прыгали с подкидной доски сотни раз, чтобы улучшить наше чувство равновесия. Это должно было помочь управлять истребителем при выполнении фигур высшего пилотажа. Была особая причина уделять повышенное внимание прыжкам, потому что как только инструкторы почувствовали, что мы освоились с доской, нам приказали прыгать с вышки на твердую землю! Во время прыжка мы должны были совершить 2 или 3 сальто и приземлиться на ноги. Разумеется, кое-кто ошибался, и это приводило к роковым последствиям.

Акробатика составляла важную часть нашей физической подготовки, и все требования инструкторов следовало выполнять, иначе отчисление было неизбежно. Хождение на руках считалось делом совершенно обычным. Нам приходилось учиться стоять на голове, сначала по 5 минут, потом по 10, пока многие курсанты не научились стоять так по 15 минут и более. Лично я сумел довести личный рекорд продолжительности стояния на голове до 20 минут. В это время мои товарищи раскуривали сигареты и вкладывали мне в рот.

Разумеется, эти цирковые трюки были далеко не единственным, что от нас требовали. Однако они позволяли нам развить удивительное чувство равновесия и мышечной координации. Эти качества многим позднее не раз спасали жизнь.

Каждый курсант в Цутиуре обладал исключительно зорким зрением. Но это было минимально необходимое требование. Каждый подходящий момент использовался для тренировки периферического зрения. Мы учились различать удаленные предметы даже при беглом взгляде. Короче говоря, отрабатывали то, что должно было дать нам преимущество перед вражескими пилотами.

Одним из наших любимых состязаний было попытаться увидеть наиболее яркие звезды в дневное время. Это очень сложно, и для этого нужно обладать исключительно острым зрением. Однако наши инструкторы утешали нас тем, что заметить вражеский истребитель с расстояния нескольких тысяч метров ничуть не легче, чем увидеть звезду днем. А пилот, который первым заметит противника и начнет маневрировать, чтобы выйти на исходную позицию для атаки, получит в бою решающее преимущество. С помощью долгих тренировок мы стали настоящими асами в охоте на звезды. А затем нам пришлось двигаться дальше. Когда мы замечали какую-то звезду, то отводили глаза в сторону и моментально поворачивались назад, чтобы определить, сможем ли мы ее увидеть немедленно. Вот из таких мелочей и складывается летчик-истребитель.

Лично мне все эти упражнения очень помогли, хотя они могут показаться странными тем, кто незнаком с напряженной, меняющейся каждую секунду обстановкой смертельного воздушного боя. Насколько я помню, из моих более чем 200 столкновений с вражескими самолетами, исключая 2 маленькие помарки, вражеские истребители ни разу не захватили меня врасплох. К тому же я не потерял ни одного из своих ведомых от вражеских атак.

Пока мы учились в Цутиуре, все свободное время мы посвящали попыткам найти методы улучшить свою реакцию и добиться точности движений. Любимым упражнением было поймать рукой муху на лету. Наверное, в это время мы выглядели глупо, размахивая руками в воздухе. Но уже через пару месяцев муха, рискнувшая пролететь перед лицом любого из нас, встречала свой неминуемый конец. Способность к резким и точным движениям исключительно важна, когда сидишь в тесной кабине истребителя.


© Налбандян
С уважением, Темур.

Сяо кань то бу гай (кит.)
Мало видивший много удивляется.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных